18:39 

Псто про ФБ №1

Smthng Diabolical
Мудацкий Д
Самое страшное воспоминание за всю эту ФБ связано с визиткой командой Heroes of Might and Magic.

Неглубокой ночью и в дедлайн вся команда с жаром обсуждала в скайпике визиточную флэшку. До выкладки визитки оставалось меньше суток. Флэшеру сыпали кучу картинок, "нет, лучше вот эту", "подвинь чуть влево, а то ноги не видно", "а почему лошадка выезжает за рамочку?". В какой-то момент флэшер решительно сообщил о том, что выдохся, больше не может и срочно нуждается в отдыхе.
- Ну может вот это еще поправишь по-быстрому? - сказала команда, пребывающая в воодушевлении и полная сил.
- Друзья, вы знаете, что такое часовые пояса? - ласково осведомился флэшер. - Просто у меня уже семь утра.
- Оу. - сказала команда.

Тогда-то я с уважением и ужасом понял, что такое настоящие упорошки.

За "Героев" я записался сразу же после окончания ФБ-12. Только повесили пост на инсайде "вот такие-то собираются тут за Героев", и я сразу туда прибежал и записался. Герои Меча и Магии - это ж игра всей моей жизни. Правда, я не задумывался о том, насколько это страшно, пока не начал воодушевленно сыпать канонными фактами из первых-вторых героев в командном чятеге. Меня сразу зауважали и признали олдскулом и ревнителем канона, каковым я, собственно, и я являюсь) - а потом вроде бы спросили: "Дьябла, а сколько лет ты играешь в Героев?". Я посчитал на пальцах ног и сказал: "17". "Вау, - радостно откликнулась одна из моих сокомандниц, - мне как раз 17!". Тут я почувствовал себя немного неловко =)))

Логично, что меня, как выебывающегося насчет канона больше всех, попросили написать небольшой текст об истории мира и о разных версиях игры для визитки. Я сел и вдохновленно накатал 6000 слов. Это без последних двух частей, потому что они неправославные и я не очень много про них знаю)) Посыпал голову пеплом, сокращал, сокращал, сокращал... Принес в сообщество версию в два раза меньше, резал еще... А все равно в визитке была простыня. И еще я для визитки сделал баннер со стюардессами.



Как ни странно, простыню мою очень много читали и в каментах радостно благодарили за то, что "теперь многое стало ясно" и "хотя многабукаф, но читал запоем" - это была одна из самых позитивных для меня выкладок за всю ФБ, потому что я, натурально, млел от счастья. А вот потом...

Мне хотелось написать по Героям дохуя. Мне и сейчас хочется. У меня просто-таки АДОВОЕ множество идей по этому миру, эпическое количество хэдканона, годы обдумывания всяческих missing scene и аспектов характеров персонажей. Я с детства курю эту траву и меня не отпускает до сих пор. Но на ФБ я очень, очень быстро понял, что я, к огромному сожалению, человек одной команды и могу отдавать все силы только ей. Просто мозги не поворачиваются в другую сторону, и все. Я уверен, если бы у меня была одна-единственная команда и это была команда Героев, я бы написал кучу всего и воплотил бы многие из своих мыслей. Но мое сердце и душа были отданы другой команде.

К тому же, у меня с героекомандой как-то не очень сложились отношения - не то чтобы они были плохими, нет - но слишком никакими. Вроде бы ребята по-своему упарывались, но как-то тихо и очень локально, я к ним особо не лез. Знаю, что к середине битвы у них стало тяжело с людьми и испытываю угрызения совести по этому поводу. Но что пройдено, то пройдено.

И все-таки одну из давних идей я описал. Неразделенное влечение Роланда к Арчибальду. Шипперю их ужасно, могу признаться, вы ведь все равно скорее всего не знаете, кто это). Не очень доволен, впрочем, этим текстом, я его сильно скомкал, хотя мог бы написать миди. А сейчас добивать уже не плющит. Не получил на него ни одного камента, ха-ха.

И еще отозвался на призывы замкэпа "ну хоть какого-нибудь гета!!", спросил, что она шипперит и деловито и без эмоций написал для нее пвпшечку, на телефоне, сидя в машине в пробке. За этот драббл я мог бы повесить себе ачивку "принес текст в 23:50", но гордиться тут особо нечем)))) Да и сам текст даже не заслуживает размещения в днявочке, по-моему, хотя в выкладке на него мимимикали :emn:


Вот такие у меня вышли взаимоотношения с первой командой.

А теперь тексты!

Название: Тяга
Автор: Smthng Diabolical
Бета: fandom HoM&M 2013
Размер: мини, 1797 слов
Пейринг/Персонажи: Роланд/Арчибальд (односторонний), фоном Роланд/Катерина
Категория: слэш
Жанр: повседневность
Рейтинг: NC17
Краткое содержание: по ночам Роланд ходит в библиотеку
Примечание/Предупреждения: горизонтальный инцест, пигмалионизм
Для голосования: #. fandom HoM&M 2013 – работа "Тяга"

В три часа пополуночи в королевском замке Энрот тихо и темно. Погашены многочисленные фонари, освещающие роскошные гобелены — по приказу бережливого короля по ночам горят лишь небольшие лампы, развешанные через каждые двадцать шагов. Где-то вдалеке громыхают доспехи — ночная стража совершает обход.

Роланд идет по коридору быстрым шагом — он всегда так ходит, будто спешит куда-то. На торжественных приемах, когда нужно степенно вышагивать под плавную музыку, пока церемонийместер перечисляет все титулы, Катерина держит Роланда железной хваткой, причем легко и непринужденно. Никому и в голову прийти не может, что король Энрота изнывает от невозможности проскакать, как молодой жеребец, мимо надутой, напомаженной знати — и что изящная ладошка, покоящаяся на его локте, на самом деле тяжелее самого увесистого щита. Вспомнив о жене, Роланд невольно улыбается и тут же мрачнеет. Катерина, оставшаяся в покоях, все-таки забылась беспокойным сном. До глубокой ночи они ожидали вестей из Эрафии — прежде тамошние маги всегда выходили на связь в назначенное время, какой бы ни была обстановка. Что означает нынешнее молчание — известно одним лишь Древним. Катерина, на людях ни единого раза не показавшая слабости, наедине с Роландом плакала, как маленькая девочка, а он даже не знал, как ее утешить. Задремав, она еще долго всхлипывала в его объятиях, а Роланд обдумывал, возможно, важнейшее решение в своей жизни. И наконец, поняв, что сон сегодня не придет, осторожно переложил Катерину на подушки и отправился в библиотеку.

Пара стражников при его приближении вытягиваются в струнку, звякая кольчугами. Роланд взмахивает рукой — вольно, парни. Те привычно расслабляются, в дворцовой страже всякий знает о том, что король страдает бессоницей и по ночам пытается среди тысяч томов отыскать сведения, которые помогут одолеть криган. Кригане далеко — на другом континенте, но плохо спится всем энротцам — если люди могут переплыть море, то и демоны ведь, наверное, тоже. Поэтому нет ничего удивительного в том, что один из стражников, совсем юный парнишка, робко говорит:

— Удачи, Ваше Величество!

Тот, что постарше, пытается незаметно отвесить смельчаку оплеуху, но Роланд останавливает его жестом.

— Благодарю, — серьезно отвечает он, берет лампу и проходит к двери. — Не беспокойте меня, — говорит, не оборачиваясь.

— Как можно, Ваше Величество! — снова молодой, кажется, ему сейчас крепко достанется. Роланд усмехается и плотно закрывает за собой дверь.

В библиотеке еще темнее, чем в коридорах, ночью свет здесь не включают вовсе. Роланд сам зажигает еще пару ламп и смотрит вверх, на уходящие в темноту сводчатого потолка шкафы высотой в три его роста. Первое время после сообщения о начале вторжения криган он действительно перерывал книги, надеясь отыскать упоминания об оружии Древних. Роланд прочел несколько рассыпающихся от древности фолиантов, живописующих ужасы восьмисотлетней давности, когда оружие Древних было использовано в последний раз — День Огня, вот как об этом говорили летописи. Но никаких прямых указаний на то, где может обнаружено такое оружие или как его воссоздать, в книгах не сохранилось. Или же собрание является неполным, причем, скорее всего, намеренно — библиотекой занимался отец, а он был человеком загадочным и себе на уме. Роланд уже давно не верит в то, что найдет что-то полезное, однако продолжает свои ночные походы — уже не из-за книг, а из-за Арчибальда.

Брат, превращенный в статую, стоит боком к стене, у окна, будто вглядываясь в пейзаж. Его слабо освещает месяц. Он ничем не напоминает уникальные работы гномьих искусников, вырезанные из лучшего мрамора и гладкие как шелк; материал этой статуи — серый, плохо обработанный гранит. Роланд подходит ближе, нерешительно протягивает руку, касается каменных завитков бороды.

— Привет, Арчи, — собственный голос в вязкой тишине звучит странно. — Рассказать последние новости?

Роланд не смог бы объяснить, зачем делает это, но, приходя в библиотеку, обязательно разговаривает с братом. Если бы тот имел возможность ответить, наверняка фыркнул бы презрительно и обозвал Роланда мягкотелым нюней. А потом непременно злобно расхохотался. Роланд всегда думает о том, что он и вправду мягкотелая нюня, и что надо было расколошматить статую к чертям, и что каждый раз — последний. Только, конечно, приходит снова.

Роланд усаживается на подоконник, но взгляд гранитного Арчибальда всё равно устремлен куда-то мимо. Тогда Роланд тоже поворачивается к окну и смотрит на Арчибальда искоса.

— Сегодня они не вышли на связь. Мы можем только предполагать... Что-то нехорошее. И надеяться на лучшее, — в неверном лунном свете Роланду кажется, что Арчибальд хмурит брови. Обман зрения, разумеется.

— Катерина рыдала как ребенок. Она так сильно переживает за свой народ и за отца. — Арчибальд словно кривит губы в усмешке. — А я всё никак не могу решиться, Арчи. Да, волна криган до нас пока не дошла. И, возможно, не дойдет вовсе. Но я боюсь, что кригане укрепятся на Антагариче и нападут на нас позднее, со свежими силами. Мы ничего о них не знаем. Они не ведут переговоры. Возможно, их единственной целью является уничтожение. И, если честно, Арчи... Мне больно за свою жену.

Роланд готов поклясться, что Арчибальд вот-вот закроет лицо ладонью. Но статуя, разумеется, не шевелится.

— Я вновь не могу порадовать тебя хорошими новостями, как видишь, — Роланд неловко улыбается и, чуть помолчав, добавляет: — Зато хотя бы могу с тобой поговорить. Нечасто нам доводилось побеседовать в спокойной обстановке, не так ли? Если подумать, наверное, никогда. Даже в детстве.

Что говорить — Арчибальд и сам это прекрасно понимает, и будто бы готов качнуть головой. Когда маленький синеглазый Роланд, прозванный при дворе Крошкой-Ангелочком, еще был одет в белоснежные кружева и одной улыбкой умилял до слез всех живых людей в зоне видимости, его старший брат, не по годам умный и угрюмый, предпочитал светскому обществу темную каморку, в которой препаривал дождевых червей и складировал свои сокровища — обрывки каких-то манускриптов, обточенные морем камешки, украденные у королевского алхимика сломанные реторты и прочий мусор, подчас никому не понятного назначения. Роланд-ребенок, гордость отца, в семь лет подстрелил из лука свою первую косулю и не пропускал ни одного турнира, общаясь с рыцарями не из празднично разубранной ложи, а напрямую, без страха разгуливая среди звякающих латами боевых коней под причитания переживающего наставника. Арчибальд в это время уже развел в своем крыле целую лабораторию, выходить из которой старался лишь по неотложной необходимости; прислуга смотрела на него с жалостью — он редко менял одежду, не обращая внимания на пятна от еды и химических реагентов, стирал ее сам и сам же обрезал волосы, когда они начинали лезть в глаза и мешать, сам предпочитал готовить еду, а на роскошных приемах, обязательных к посещению, маялся скукой. Шестнадцатилетний Роланд выиграл свой первый турнир — без какой-либо протекции, как один из многих: под щитом без герба и с наглухо закрытым забралом. А когда снял шлем и золотые кудри рассыпались по плечам, толпа ахнула, прежде чем взвыть в восхищении, и Энрот стал обожать королевского сына еще больше. Об Арчибальде в то время уже предпочитали не вспоминать, хотя он и являлся первым наследником и претендентом на престол. Морглин Айронфист одинаково любил обоих сыновей, и из уважения к нему об Арчибальде не говорили плохо, но даже слепому нищему было ясно — из старшего не получится хорошего короля. Шептались, что Арчибальд за закрытыми наглухо дверями занимается черной магией и какими-то страшными непотребствами, на обед заказывает сырое мясо и, страх сказать, оживил кошку своей служанки, поскольку привязан к старухе. Про кошку, впрочем, была истинная правда — Роланд сам видел шатающееся при ходьбе и пахнущее тухлым мясом животное. Кошка-зомби гуляла по дворцу целых два дня, пока ее не увидел король, и как раз после этого у него случился первый серьезный разговор и размолвка с Арчибальдом.

Нахмурив брови, Роланд усилием воли прогоняет воспоминания. Он ушел в них слишком глубоко, а ведь суть-то одна: они с Арчибальдом никогда не общались. Всеобщий любимец Роланд и мрачный затворник Арчибальд — им не о чем было говорить друг с другом. Возможно, кто-то другой на месте Роланда просто испытывал бы к брату презрение, однако Роланд всегда тяготился отсутствием отношений. Лаборатория казалась местом таинственным и интересным, дохлая кошка, помахивающая хвостом — загадочным чудом, а сам Арчибальд — единственным человеком, который мог бы понять. Расти, когда со всех сторон на тебя обрушивается народная любовь, когда ты обязан оправдывать ожидания, когда ты знаешь, что за тобой всегда наблюдают — тоже нелегко. Плюющему на все правила, обособленному Арчибальду Роланд немного завидовал. Но так и не разговаривал — никогда, вплоть до смерти Морглина и начала войны за престол. А там уже было не до разговоров.

Роланд смотрит на плывущие облака. Они вот-вот заслонят узкий месяц, и в библиотеке воцарится тьма.

— Знаешь, Арчи, я всегда хотел... — Роланд не договаривает. Никогда. Он отворачивается, вновь смотрит в окно, и безучастный Арчибальд делает то же самое. Месяц сначала пересекает небольшое полупрозрачное облачко, а затем накрывает темнота.

Роланд встает с подоконника и задувает все лампы. И лишь после этого, тяжело дыша, подходит к статуе.

Теперь, в полумраке, Арчибальд выглядит отворачивающимся специально. Роланд усмехается, опять трогает бороду, проводит рукой по каменному рукаву, сжимает каменные пальцы — они шершавые на ощупь.

— А-арчи, — выдыхает Роланд и прижимается к статуе всем телом. Отстраняется, чтобы расстегнуть рубашку, и прижимается вновь — камень холодит обнаженную кожу, и Роланд чувствует возбуждение, волной катящееся по телу и скапливающееся в паху. Он прерывисто вздыхает, обнимает Арчибальда обеими руками, непристойно трется об него, гладит его спину и наконец медленно целует каменные губы, прячущиеся в обрамлении бороды и густых усов. В этот момент ему, как обычно, хочется, чтобы Арчибальд прикрыл глаза, хоть немного, но это невозможно — и Роланд закрывает свои. Он вслепую дергает завязки на штанах, высвобождает напряженный член — прикосновение прохладного, неровного камня ощущается почти как болезненное, Роланд сдерживает стон, закусив губу. Член идеально помещается в привычное место — в складку между полураспахнутым камзолом и ногой, Роланд, задыхаясь, чувствует, как на головке появляется капля жидкости. Пара движений, член трется о камень — главное, не терять головы, чтобы не пришлось опять, стыдясь показаться Катерине, несколько дней подряд смазывать саднящий орган лечебной мазью. Потом Роланд вжимается в брата плечом, берет член в ладонь и быстро, дергая рукой в бешеном ритме, удовлетворяет себя; дышит рвано, всхлипывает — книги поглотят все звуки.

Он успевает повернуться перед тем, как его накрывает острейшим наслаждением, и семя брызжет на Арчибальда, стекает по его груди — Роланду нравится на это смотреть, двигая рукой, пока из него вытекают последние капли. Успокоив дыхание, Роланд вытирает ладонь полой рубашки. Для Арчибальда у него припасен тонкий вышитый платок, и Роланд аккуратно промокает камень уголком с монограммой. В эти мгновения он старается не смотреть Арчибальду в лицо, втайне боясь, что именно сейчас он повернул голову и нечитаемо глядит темными глазами. Закончив, Роланд кладет скомканный платок на пол и вполголоса читает заклинание. Пусть он и не так хорош в колдовстве, как старший брат, но кое на что способен — платок вспыхивает и моментально прогорает, не оставив даже пепла. После этого Роланд оборачивается.

— Спасибо, Арчи, — говорит он. Молча уйти он тоже никогда не может, хотя и чувствует, что слова благодарности звучат глупо. — По-моему, я принял решение.

Месяц выходит из-за туч неожиданно. Лицо Арчибальда искажает злая ухмылка и Роланд вздрагивает. Тишина вдруг становится гнетущей. Подхватив лампу, Роланд зажигает ее заклинанием, не заботясь об экономии магической силы, и поднимает повыше. Арчибальд, как и ранее, спокойно изучает внутренний двор.

— До свидания, брат, — Роланд решительно разворачивается и идет между шкафами. Колючий взгляд Арчибальда жжет ему спину.

Наутро Роланд обсуждает планы переброски войск на Антагарич, но мысли его далеко — его мучает стыд и осознание собственного извращения. Но через пару дней, оставив спящую Катерину, Роланд снова идет в библиотеку. Перед долгой дорогой ему необходимо попрощаться с братом.


История мира
К сожалению, самой полной версии у меня не сохранилось( Думал, лежит в черновиках, но, видимо, я ее в панике редактировал прямо по живому. Но эта вроде чуть побольше, чем та, что в визитке.

Введение, оно же сайд-стори

История «Героев Меча и Магии» началась 30 лет назад, в 1983 году, когда вчерашний студент Калифорнийского университета Джон Ван Канегем решил создать свою собственную фирму по разработке компьютерных игр. Джон обладал не только развитым воображением и обширным опытом любителя настольных игр, но и дьявольским упорством: свою первую игру, RPG «Might and Magic, Book I: The Secret of the Inner Sanctum», он создал в одиночку, потратив на это 3 года. А дальше — успех, тысячи фанатов, жаждущих продолжения, расширение штата сотрудников компании New World Computing и «Might and Magic II», выпущенная в 1989 году. Однако, Ван Канегему не хотелось зацикливаться на одном сериале, он все время пробовал себя в чем-то новом, изобретая все новые и новые игры. Так и появилась в 1990-м «King's Bounty», которую принято считать своеобразной предтечей «Героев». Предтечей, а не первой игрой в серии — из-за существенных отличий в игровой механике. Инновационный подход (одна из первых в мире пошаговых стратегий, как-никак) быстро сделал игру популярной. До культовых первых «Героев» оставалось 4 года.

Тем временем мир «Might and Magic», придуманный Ван Канегемом, продолжал развиваться. История каждой игры являлась непрямым продолжением предыдущей, описывала один и тот же мир, раскрывая его все шире, рассказывая и о том, что же было дальше, и о том, с чего все начиналось.

А начиналось все с того, что в некоторой галактике жили-были Древние. Да-да, именно в галактике — меч и магия позже, для начала — о космосе. Цивилизация Древних обладала, как и следует из названия, солидным возрастом и за это время успела колонизировать чуть ли не половину вселенной. Однако, во второй ее половине нашлась еще одна, не менее старая, но гораздо более агрессивная цивилизация Криганов, и у них случился нехилый конфликт. Добро постепенно побеждало зло, но многие планеты-колонии оказались почти уничтожены, и Древним пришлось летать по всей вселенной, занимаясь благим делом — воссозданием жизни, а заодно решать внутренние проблемы, связанные с недобитыми Криганами и сошедшими с ума киборгами. Многие персонажи, знакомые любителям «Героев», начали свой путь на космических кораблях: например, колдун Аламар, бородач Крэг Хэк, лорд Хаарт и всеми любимый обаятельный лич Сандро. Действие происходит на различных планетах галактики: в первой и второй части безымянных, затем — Терра, Ксин, и, наконец, Энрот.

Своеобразная изюминка серии: игры «Might and Magic» частенько взрывают мозг внезапным контрастным переходом от эльфов, фаерболов и прочей фэнтэзятины — к sci-fi. Скажем, в седьмой части, ближе к окончанию игры, прокачанному отряду, щеголяющему золочеными доспехами и модными магическими посохами, вдруг выдают бластеры, акваланги, гидрокостюмы и задание спуститься в море, чтобы найти затонувший космический корабль и перебить всех сохранившихся на нем дроидов. От такого и глаз может начать дергаться!

Тем не менее, «Меч и Магия» была и остается любима многими, и постепенно, в сочетании в «Героями», превратилась из игровой серии в целую вселенную, дополненную так же несколькими играми других жанров (признанных, впрочем, неудачными).


Энрот

Хронологически, история Энрота начинается задолго до событий игры «Heroes of Might and Magic». Космический корабль цивилизации Древних (удивлены? читайте введение) успешно приземлился на крупнейший материк пригодной для жизни планеты. Материк, как и планету, назвали Энротом.

Колонизация проходила успешно, одно поколение сменяло другое, но экипаж космического корабля, избранный Древними, был наделен продолжительностью жизни, изрядно превышающей среднюю человеческую. Они образовали Колониальное Правительство, во главе с губернатором по имени Падиш и следили за событиями, периодически докладывая «наверх», в Центр. Поначалу Энрот был утопически прекрасен, однако, с течением времени и расселением народа по планете, все стало как всегда. Тогда-то и случилась война, закончившаяся катаклизмом, получившим название «День огня»: один из правителей использовал оружие Древних. От его оппонентов не осталось даже пепла, а заодно с лица земли был поврежден шаттл и стерта в лица земли парочка стран. В то же время Криганы, враги Древних, взорвали космическую станцию, связь с Центром оборвалась, да еще в ходе войны Колониальное Правительство было свергнуто, губернатор безвременно скончался, — в общем, далее мир развивался совершенно без присмотра. Технологии быстро пришли в упадок, про космос окончательно позабыли. Единственное, что сохранилось из наследия Древних — магия.

Люди продолжили расселение по планете. На другом континенте, названном Антагарич, ученые-маги основали империю Бракадуун, а некий Джарг объединил разрозненные варварские кланы во внушительную Орду. Орда легко подмяла под себя все крошечные государства Антагарича, включая и Бракадуун, но после смерти Джарга маги взяли управление империей в свои цепкие руки, и варваров основательно зачморили.

Примерно в это же время на севере Антагарича появилось небольшое королевство АвЛи, созданное эльфами, изгнанными с их предыдущего поселения — острова Вори. Эльфы жить не могли без гражданских войн, поэтому от лесных эльфов вскоре отделилась группа темных эльфов, которые переехали на третий континет Энрота — Джадам. Они сохранили некоторые знания Древних и благодаря этому создали Меч Холода, который сыграл не последнюю роль в приведении Энрота к окончательному концу.

Спустя несколько столетий наконец-то начали происходить события, освещенные в играх. Приквел-аддон, сборник дополнительных кампаний к третьим «Героям» — «Хроники Героев» — в начале рассказывает о варваре Тарнуме, решившем, что неплохо было бы прищучить магов-бракадуунцев и вернуть Орде былое величие. После вторжения от могущественной империи остались жалкие ошметки. Тогда-то и было рыцарем Рионом Грифонхартом основано королевство Эрафия, а Гэвином Магнусом, предводителем оставшихся в живых магов — Бракада. Тарнуму не удалось до конца жизни почивать на лаврах, Эрафия, набрав силу, разбила варваров в пух и прах, а Тарнум был убит Рионом лично. Остатки варваров основали небольшое королевство Крюлод.

Однако, обширнейшие «Хроники Героев» включают в себя восемь частей и на смерти Тарнума не заканчиваются. Бедного Тарнума воскрешают духи предков — как говорит история, для искупления грехов молодости — и делают Бессмертным Героем. В процессе искупления Тарнум становится рыцарем различных сторон, включая и ненавистных ранее магов. Мир вокруг него, разумеется, меняется: на Антагариче появляются новые королевства, знакомые всем, кто играл в третьих «Героев»: Таталия, Дейя, Нихон.

Спустя тысячу лет после начала колонизации порталы шаттлы Древних вновь заработали. С другого конца вселенной в Энрот совершенно случайно прибывает Морглин Айронфист, обладающий настолько прокачанной харизмой, что в скором времени начинается военное противостояние за власть над континентом, описанное в первых «Героях». В войне участвуют четыре стороны: сам Айронфист за цивилизованных людей-рыцарей, королева Ламанда с эльфами, варварский лорд Слэйер (а по-нашему — Убийца, милое имячко, не так ли?), и, наконец, лорд Аламар со всяческими темными тварями. Кстати, по слухам, Аламар не очень-то и человек, а прячущийся под его личиной стародавний вражина киборг Шелтем из «Меча и Магии». Кампании в первых «Героях» можно проходить под знаменами любого из вышеперечисленных персонажей, однако, все сценарии и карты будут одинаковыми — за исключением расположения замка игрока.

Тем не менее, истребили ли вы эльфийских фениксов или устроили геноцид для людей — значения не имеет. В официальной истории победил Айронфист, и королевство Энрот направилось к великому будущему под его правлением. Мудрым, но не очень долгим: всего-то через пару десятков лет Морглин умирает, оставив трон и двоих амбициозных сыновей: хорошего Роланда, красавчика с голубыми глазами и плохого, заросшего черной бородищей Арчибальда. Вторая игра серии посвящена войне за престолонаследие, и первое, что видит игрок — портреты братиков, между которыми предлагается совершить выбор. В игровом процессе разработчики пошли по пути «не будем портить, лишь дополним», и им это отлично удалось. В игре появились две новых нации — волшебники и некроманты, а все жилища существ, готовых сражаться, получили возможность модернизации. Впоследствии было выпущено дополнение, содержащее, в числе прочих плюшек, редактор карт — так игра стала играбельной хоть до посинения.

Что в истории? Да все то же: сколько бы скелетов не плясало на свежих трупах на мониторах игроков, в Энроте добро победило зло и Арчибальд был превращен в каменную статую. Роланд же счастливо женился на Катерине Грифонхарт, наследнице престола Эрафии. Наконец-то третьи «Герои»? Нет, хронологически сперва идет второй к ним аддон «Дыхание смерти», повествующий о некроманте Сандро и красавчике-полуэльфе Джелу. Но до начала этих событий на Антагариче произошла катастрофа, получившая название «Ночь Падающих Звезд»: в Эрафию и сопредельные территории вторглись криганы. И начал там твориться такой запредельный пиздец, что даже Роланд, находящийся на другом континенте, собрал войска и рванул воевать. Ничего хорошего, впрочем, из этого не получилось — от войск ничего не осталось, а сам Роланд был пленен (его можно освободить самолично, если поиграть в «Меч и Магию 7»).

Ну а дальше — интриги хитреца Сандро, заканчивающиеся тем, что герой войны престолонаследия и в то же время тайный некромант и злыдень — небезызвестный лорд Хаарт — подливает Катерининому папе Николасу яд. На похороны Катерина отправляется во всеоружии, полная решимости навести, наконец, порядок. Так начинается эпическая, известная любому половозрелому геймеру история — «Возрождение Эрафии», первая часть третьих «Героев». Конечно, все враги Катерины с помощью совершенно нового самого крутого юнита — архангелов — будут побеждены. Но в процессе прохождения кампаний игроку придется вести в бой войска всех представленных рас: помимо уже знакомых эльфов, варваров, темных колдунов, волшебников, некромантов и, конечно, людей, появляются Инферно с чертями и дьяволами, и замок болотных жителей: ящеров, гноллов, виверн и прочих. Игровая механика, опять же, радикально не перерабатывалась, но ряд усовершенствований был произведен.

Что стало толчком к обретению этой игрой безумной популярности — сказать трудно. Как вышло, что именно эта часть стала «той самой» в немаленькой серии? Так или иначе, узнаваемые скриншоты из «трешки» любого любителя компьютерных игр заставляют пустить ностальгическую слезу, а среди фанатов до сих пор (игра вышла в 1999, 14 лет назад!) активно проводятся турниры.
Вернемся же к Энроту, тем более, что ему уже недолго осталось. Да-да, к сожалению, кончилось все весьма печально. И не без участия всеобщего любимца Джелу. Начало конца описывает первом аддон к третьим «Героям» — «Клинок Армагеддона». Дополнение включало в себя не только новые кампании, но и кучу артефактов, героев и монстров, и даже целый новый замок, населенный всяческими магическими существами: элементалями, феями и так далее. Любопытно, что изначально новый город должен был называться Кузня (Forge), и в нем герой, предположительно, получал доступ к технологиям и заводам Древних: бластерам, ракетам, огнеметам и всяческим механизмам с танками на закуску (images2.wikia.nocookie.net/__cb20100207203404/m...). Вот только фанаты серии воспротивились возврату к истокам, аппелируя тем, что «Герои» всегда были больше ориентированы на магический мир. Впрочем, частично эти идеи были впоследствии использованы в пятых «Героях», и никто от этого не пострадал.

Итак, Джелу, командир Лесных Стражей АвЛи, участвует в войне против криганов, и в процессе случайно узнает о древнем пророчестве, которое гласит о двух мечах, способных уничтожить мир: уже упоминавшийся Меч Холода и Клинок Армагеддона. Чтобы добыть последний, Джелу приходится попотеть, но зато с его помощью удается окончательно победить криганов. За время битв Джелу с крутым артефактом так сроднился, что оставил его себе. Затем история Энрота возвращает нас к «Хроникам Героев» и Тарнуму. Джелу по молодости еще не ведает принципа «не трогай, пока работает», а потому отправляется на поиски Меча Холода, чтобы его уничтожить заранее, а то мало ли что. Бессмертному Герою выдано задание остановить этого энтузиаста. Но даже с его помощью кончается все плохо. Джелу вступает в схватку с варваром Килгором, укравшим Меч Холода. Клинки скрещиваются, бабах — полный армагеддон и бесславный конец мира с такой насыщенной историей.

Аксеот

История мира Аксеот начинается за 600 лет до начала четвертых «Героев», и многочисленностью событий не блещет, хотя начало и было интересным. Аксеот — это еще одна планета, колонизированная Древними, да только не совсем удачно — почти сразу после начала колонизации на планету нападают криганы, но их удается пленить в уютном местечке под названием Гробница Тысячи Ужасов. Мир потихоньку продолжает свое развитие.
Стартовый ролик четвертых «Героев» сразу демонстрирует печальную картину. Ужасный катаклизм уничтожает мир Энрота. Однако, чудесным образом по всей планете открываются порталы, ведущие в другой мир.
В Аксеот успешно перебрались многие знакомые по предыдущим частям герои, некоторые существа, — но в то же время игра претерпела значительные изменения в механике и графической составляющей, причем не все из них были приняты фанатами с восторгом, возможно, потому, что Джон Ван Канегем участия в разработке практически не принимал. Интересно, что многие идеи были почерпнуты из старушки «King's Bounty» — например, бродячие монстры, которые не ждут себе на карте, пока герой соизволит к ним подойти, а атакуют сами.
Кампании посвящены тому, как герои обустраиваются в новом мире. Появляются небольшие государства, своеобразные наследники королевств Энрота: Палаэдра, Аранорн, Великий Аркан. Сразу же начинаются междуусобные войны — нужно же решать, кто будет править! Заодно пробуждается древнее зло в лице криган и проводит некоторую экспансию. В общем, несмотря на два выпущенных аддона, от игры остается острое впечатление «все только начинается!», к сожалению, не соответствующее действительности.
Из-за финансовых трудностей компания New World Computing закрылась. В 2003 году права на игровые вселенные, ранее принадлежвашие Ван Канегему, были выкуплены Ubisoft, которые перезапустили серию практически с нуля.


А, ну и ачивки под конец)))




@темы: Фандомная битва, Творю даже не по накурке

URL
Комментарии
2013-11-06 в 21:05 

Доктор Бекки
Мудацкий Б
О, чувак, так это был ты! Прекрасная статья и клевая визитка! Почти ничего больше не смотрела и не читала, но очень прониклась))))
Тоже посчитала. Я играю в героев 16 лет, почти такой же задрот олдфаг, как и ты:lol:

2013-11-06 в 21:38 

Smthng Diabolical
Мудацкий Д
Бро! :buddy:

URL
2013-11-06 в 22:15 

Доктор Бекки
Мудацкий Б
   

Самое страшное уже случилось.

главная